Глава 40. Период проб и ошибок
Скоротав время в местной забегаловке и прогулявшись в большом ухоженном парке, я выдвинулся по адресу, который мне продиктовал Мигель.

Прибыв на место, я сверился с табличкой на стене дома. Вроде все правильно.

Двухэтажное строение с большим тряпичным тентом-навесом на мансарде, решетки на окнах, «забор» из колючей проволоки. Решетчатая дверь, громко скрипнув, поддалась, и я нырнул в неосвещенный заросший дворик. Почти наощупь добрался до крутой лестницы, поднялся на небольшую площадку и по привычке приготовился постучать.

Тут же раздался лязг механизма и массивная дверь открылась.

— О, проходи.

Я захожу внутрь. Темный коридор, по обеим сторонам которого очертания дверей. Вижу просвет где-то впереди.

— Проходи. Проходи, — машет мне Мигель и мы оказываемся в комнате четыре на пять метров. Бо́льшую часть занимает двуспальная кровать, в углу тумбочка, на которой работает старый телевизор, в другом углу комод, на подоконнике — клетка с чирикающей канарейкой. А рядом кресло-качалка, в котором сидит смуглая черноволосая девушка. Судя по ее животу, она уже на последнем месяце.

— Здравствуйте, — немного опешив, я кивнул ей в знак приветствия. Она отвлеклась от экрана, улыбнулась и закивала в ответ.

— Жена моя, Люсия, — расплылся в улыбке Мигель и закурил, обведя рукой пространство вокруг. — Ну вот, теперь ты видишь мои хоромы. Уже второй месяц здесь обитаем.

— Зачем ты куришь? У тебя жена беременная, — сделал я замечание своему гиду.

— Все нормально. Не переживай, — отмахнулся он.

Меня смутила безалаберность Мигеля, но еще больше — то, что происходит… Диссонанс того, что я ожидал увидеть по его рассказу, и что увидел на самом деле.

Это мне напомнило случай из далекого детства. Когда я, восьмилетний, зашел в гости к своему другу Сане, живущему в том же доме, что и я, только в коммуналке, на первом этаже.

Помню свое ощущение, когда я перешагнул порог и как будто попал в другой мир: узкий плохо освещенный коридор, справа и слева комнаты, в одной из которых и жил Саня. Общая крохотная кухня и ржавый санузел с почти прорвавшимся канализационным стояком. Кругом грязь, разруха и марширующие чуть ли не строем большие рыжие тараканы. Я был настолько удивлен, что еще долго перед глазами стояла эта картинка «из другой Вселенной».

Вот и сейчас я испытывал схожие, очень смешанные, чувства. В эту ночь я ворочался и долго не мог уснуть.

Во время пребывания в других странах я взял за привычку лечить зубы. Основной причиной было то, что в США это дорогая процедура, а там — сущие копейки. Иногда разница в стоимости лечения была просто колоссальной.

Вот и сейчас, когда на следующий день прямо с утра у меня заныл зуб, я подошел с этим вопросом к Мигелю.

— Все устроим, — засуетился он. — Я знаю одного дантиста. Завтра поедем в больницу, и тебе все сделают бесплатно, только по моей страховке. Мне только заплатишь за услугу, чисто символически.

— Я предлагаю все-таки не обманывать государство. Давай лучше к частному.

— Ну, как знаешь. Поехали, — сразу поник Мигель. Мне даже показалось, что я своими словами обидел своего гида.

Сев в забитую людьми маршрутку, мы уже через полчаса добрались до частной клиники, невзрачного строения с яркой вывеской.

А уже через пару часов я вышел из кабинета дантиста, оставив в нем 20 долларов. В США за такое лечение зуба я точно отвалил бы около 200 баксов (!).

— Пойду, наверное, прогуляюсь. Спасибо за то, что помог, Мигель. Хотел бы тебя поблагодарить немного. Сейчас, подожди, — я открыл кошелек, в котором лежала большая пачка десятидолларовых банкнот, немного закрыв его от взгляда Мигеля.

— O… my… god! — он вытянул шею, как жираф, заглядывая через мое плечо.

Его глаза выпучились, а лицо вытянулось так, будто он увидел чемодан, туго набитый миллионами.

— Держи. Спасибо тебе, — я протянул ему десять долларов.

— C-сan I have more?! My kid needs… needs calcium! — неожиданно выкрикнул Мигель, еще сильнее выпучив глаза.

Я не выдержал и согнулся в приступе смеха, до того эта ситуация была для меня комедийной.

— Ты чего смеешься? — удивился он, когда меня немного отпустило.

— Да ничего особенного. Забавный ты парень. На, держи еще, на кальций детям, — протянул я ему еще десятку, которая так же быстро перекочевала в его карман, как и первая.


Made on
Tilda